Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница
А.А. Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке
БИБЛИОТЕКА САР
СПОРТКЛУБ САР
АНСАМБЛЬ НАРОДНОГО
ТАНЦА "ЦВЕТЫ АРМЕНИИ"

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Новости САР

ЧАСОВНЯ СВЯТОГО ГРИГОРИСА:

ПАМЯТНИК ОТ ИСТОКОВ  Христианства

Дмитрий геворкьян,

канд. ист. наук (Махачкала).

 

2Земля Дагестана хранит в своей истории следы многих эпох и цивилизаций. Самим географическим расположением было предопределено его место на перекрестке культур, уходящих корнями в глубокую древность. Сведения о наших предках мы находим в истории  древнего государства Кавказская Албания, или Алуанк, как ее называли историки того времени, и племени маскутов. Кавказская Албания существовала со II века до н.э. между Кавказским хребтом и реками Курой, Алазанью и Самуром. В разное время в состав Албании вливались разноплемен­ные группы, древнегреческий географ Страбон насчитывает в Албании 26 отдельных народностей со своими языками[1].

Маскуты, или массагеты – это племя проживало от реки Куры до реки Самур, а также и до Дербента. Армянский географ VII века Анания Ширакаци пишет, что маскуты «живут у самого Каспийского моря, куда доходят отроги Кавказа и где воздвигнута Дербентская стена, громадная твердыня в море»[2].

С началом нашей эры и возникновением христианства одним из первых  мест, куда его последователи несли христианские идеи, стал южный Дагестан, в то время - территория Кавказской Албании и ее соседей.

Именно здесь в начале IV века  произошла одновременно трагическая и светлая история, свидетельствующая о величии человеческого духа, озаренного светом веры в Бога. Она дошла до нас в произведениях выдающихся средневековых историков – Мовсеса Хоренаци (410-490), Фавстоса Бузанда (к. IV-V вв), Моисея Каланкатуаци (Мовсеса Каганкатваци) (VII в.).

Это история проповедничества и мученической гибели Святого Григориса.

Как пишет Хоренаци в «Истории Армении», правители северо-восточных государств Кавказа обратились к армянскому царю Трдату III Великому (285-330), при котором в 301 году христианство было провозглашено государственной религией Армении, выразив желание перейти  в христианство. Они сказали Трдату: «Если ты хочешь надлежащим образом вести те края по пути этой веры, то пошли туда епископа из рода святого Григора[3], ибо они очень просят об этом. Мы уверены, что благодаря прославленному имени Григора они отнесутся с благоговением и к его потомку и будут выполнять все его предписания»[4].

Выбор царя остановился на внуке Григория Просветителя – 15-ти летнем отроке Григорисе. Хоренаци пишет: «Хотя у царя и были сомнения в правильности этого шага, вызванные несовершеннолетним возрастом (Григориса), но, видя величие его души и вспомнив царствование двенадцатилетнего Соломона над Израилем, он отправил его с большой уверенностью...»[5].

Каланкатуаци в «Истории страны Алуанк» пишет, что юный Григорис был рукоположен в «епископы Иверии и Алуанка» и отправился туда, чтобы утведить эти страны в христианской вере[6].

Бузанд в «Истории Армении» так описывает личность Григориса, которого он именует «католикосом Иверии и Албании»: «Он был проповедником истинной христианской веры и поражал и изумлял всех своим строгим, нестерпимо трудным аскетическим образом жизни, постом, святостью, бесконечными бдениями и неустанными горячими молитвами к Господу Богу за всех людей. Милостью Божьей он неотступно совершал евангельский подвиг и осуществлял надзор над святою церковью, старательно увещевал и поощрял всех творить добро; ночью и днем постом и молитвами, усиленными молениями и совершенной верой он внушал духовное усердие ближним и дальним; как храбрый воитель, он всегда упражнял себя и держал в готовности ко всяким испытаниям и горестям, дабы со всею смелостью дать отпор и вступить в бой за истинную веру Христову»[7].

После проповедей в Иверии и в ряде районов Кавказской Албании, епископ Григорис, по словам Бузанда, «прибыл в стан аршакидского царя мазкутов, имя которого было Санесан, ибо и их цари и армянские цари были одного и того же происхождения и рода». Из «Истории страны Алуанк» мы узнаем, что Григорис взял с собой частицы мощей святых Захарии и Пандалиона[8]. Хоренаци пишет, что Трдат послал вместе с Григорисом  своего родственника Санатрука. Вероятно, Санесан и Санатрук – это один и тот же человек, правитель или армянский наместник маскутов.

Фавстос Бузанд подробно излагает, почему маскуты-язычники были недовольны христианской проповедью Григориса: «И он пошел, и представился маскутскому царю, повелителю многочисленных войск гуннов, встал перед ними и стал проповедовать Христово евангелие, говоря им: «познайте Бога!». Сперва они послушались, приняли и подчинились; потом же, когда они стали разбираться в Христовых законах и узнали от него, что Богу ненавистны грабежи, хищничество, убийство, жадность, присвоение чужого, чужеядство, страсть к чужому имуществу, когда они сообразили это, то обозлились на его слова и сказали: «Если мы не будем похищать, если не будем грабить, если не будем отнимать чужого имущества, то как же можем мы прокормиться с таким множеством войска?». Подобную трактовку проповеди епископа Каланкатуаци объясняет так: «Но злейший сатана, прокравшись в сердца их, стал подстрекать воспротивиться животворному повелению слова Господа. И те стали клеветать на истинно поучительные слова блаженного, ибо в своих проповедях он выражал волю милостивого Бога не грабить, не похищать и не красть, но трудиться руками своими и наслаждаться по-человечески, быть угодным Богу».

Слова Хоренаци, «отца армянской истории», рисуют нам картину мученического конца Святого Григориса и позволяют  определить время  его трагической гибели: «Но когда пришла весть о кончине Трдата, варвары, по проискам самого Санатрука и некоторых других погрязших в постоянной лживости алванских мужей, уби­ли блаженного, растоптав его копытами лошадей на поле Ватнеан близ моря, называемого Каспийским». Как известно Трдат умер в 330 году, следовательно гибель Григориса произошла ненамного позднее.

Бузанд так описывает это событие: «Тогда они поймали дикого коня, привязали юного Григориса к хвосту его и пустили по полю вдоль берега великого северного моря, за пределами своего лагеря, по полю Ватнеан, и таким образом они погубили добродетельного проповедника Христова, юного Григориса».

Каланкатуаци заключает: «Так был увенчан святой».

Гибель Святого Григориса явилась подвигом во имя Бога, примером возвышения человека, обретшего бессмертие в памяти и в душах потомков, сквозь столетия передавшего нам идеи веры, добра и праведной жизни. Григорис причислен Армянской Апостольской церковью к лику святых,  день памяти святых сыновей и внуков Григория Просветителя, в том числе и Григориса, отмечается ежегодно в августе месяце.

Его ученики перевезли тело Григориса в монастырь Амарас (совр. юг Нагорного Карабаха) и похоронили его там, после чего его могила была потеряна. Мощи святого были вновь обретены в 489 г. албанским царем Вачаганом III (Благочестивым. В Амарасе, где захоронен св. Григорис, имелась надпись: «здесь захоронен святой Григорис, Католикос Алуанка, внук Григория Просветителя, что он был предан мученической смерти в Дербенте царем маскутов Санесаном, а святые мощи его были привезены в Амарас его питомцами – диаконами из Арцаха»[9].

На месте гибели Григориса впоследствии была возведена часовня его имени.

По данным современного исследователя истории религии, Кафлана Ханбабаева, место гибели св. Григориса «локализуется недалеко от Дербента…здесь была сооружена часовня для многочисленных паломников»[10].

Действительно, в письменных источниках сохранились свидетельства посещения часовни.

Около 1850 года ее посетил архиепископ Саргис Джалалянц (1819-1879), о чем он написал во второй части «Путешествия по Великой Армении»: «...построена маленькая часовня, внутри которой - квадратная могила...»[11].

 Ростом-бек Ерзинкян – военный публицист и исследователь быта народов Дагестана, который о своем посещении часовни осенью 1857 года написал в статье «Гора Абасова и часовня святого Григориса», опубликовав ее в газете «Мегу Айастани», выходившей в Тифлисе на армянском языке. Об этом стало известно благодаря статье дагестанского историка, профессора В.Г. Гаджиева и ст. научного сотрудника армянского Института рукописей «Матенадаран» В. Григоряна, опубликованной в 1986 году[12].

Ерзинкян писал: «...построенная из кирпича часовня в Агванке, на берегу ручья Гурган, на краю холмистой равнины. Длина часовни -18 футов, ширина - 10, а высота - 20. В южной стене этой маленькой часовни открыто два окна, строение сводчатое, в интерьере - маленькие кирпичные арки, а в верхней части бостонной стены висят         старые изображения Распятия, Страстей Христовых и  Богоматери без надписей. В центре святой часовни есть маленький купол, высота которого 5 с половиной пядей, ширина - 3, а длина - 4. Имеет 3 очень маленьких окна и дверь на восточной стороне, поэтому в честь святых мощей, блаженных реликвий и счастливого мученика курят фимиам, купол имеет остроконечный шатер, который увенчан железным крестом»[13]. Ерзинкян в продолжение этих заметок давал описание кладбища у села Белиджи, которое местные жители называли «Армен Дабрсанлги», то есть «армянское кладбище», он расшифровал армянские надписи на могильных камнях, относящиеся к концу XII-XIV и XVIII векам[14].

Как писал академик С. Т. Еремян,  когда нападения хазар, которые разоряли цветущие области Албании и Ирана, побудили правителей из династии Сасанидов начать строительство стен в Дербенте, местные силы были недостаточны, поэтому сюда были переселены целые племена, которые обосновывались у важных участков защитной линии как вооруженное население[15]. Арабский историк Белазури (820-892) пишет, что Хосров поселил там народ, «прозванный им сиясиджин»[16], под этим именем, по мнению Еремяна, имелись в виду жители Сюнии (Сисакана) - области на территории совр. Зангезура и Карабаха, входившей в состав Армении.

С. Бархударян отмечает, что в селе Мола-Халил на границе еврейского кладбища и станции Гуллар находилось древнее кладбище, которое называется Погос-булаг («родник Погоса») по названию родника, находящегося под сенью больших деревьев, растущих вокруг. Надгробные плиты были полностью покрыты колючим кустарником и недоступны. В конце XIX века епископ Макар Бархударян  (1836-1906) смог расшифровать 27 надписей, которые имели датировки с 571 по 1721 гг.[17].

Община армян, проживавшая в этих местах до 1796 года, была вынуждена переселиться в Кизлярский уезд и далее в пределы Российской империи.

Императрица Екатерина II в феврале 1796 года  направила военный отряд графа В. Зубова для «освобождения царств Армении и Грузии», его части при поддержке местных армян штурмом заняли Дербент в мае 1796 года, освободив город от власти Персии. Поэтому когда российская армия по указанию  императора Павла I отступила, над местными армянами нависла угроза физического уничтожения. Католикос Иосиф Аргутинский (1743-1801)[18] писал командиру одной из частей отряда Зубова  генералу Сергею Булгакову: «Армяне, обитающие в Мукшурской и Дербентской провинциях, просили е.с.  графа Валерьяна Александровича Зубова, так как они довольно уже претерпели от варвар обид и притеснений, избавив от власти их, принять под покровительство России». В приложении к этому письму приводится «Список именной девяти деревням армянским, состоящим в Дербентской и Мукшурской провинциях, и управляющим оными юзбашам и старостам, составленный августа 19-го дня 1796 года». В этом списке 9 селений, 7 - в Мукшурской провинции  (Гачмиас, Гараджалу, Великой Барахум, Малой Барахум, Килявар, Гарагутлу и Азатогла) и 2 - в Дербентской (Мулахалил и Нугды)[19].

1 мая 1797 года последовал указ Павла I, в котором говорилось: «Внимая прошению армян в Дербенте и других окрестных местах находящихся..., чтобы те, которые при настоящем выходе войск наших из тамошнего края пожелают переселиться в Астрахань или Кизляр, могли безопасно таковое переселение произвести в действо и по прибытии их избрать род жизни, им свойственный, получая земли, для них потребные»[20].  

Только после присоединения Дагестана к России в начале XIX века численность армянского населения Дербента вновь начинает расти. В 1824 году армянская община Дербента, состоявшая в основном из переселенцев из России, Закавказья и Персии, насчитывала 239 человек, а к 1913 году она увеличилась до 3104 человек[21]. О том, что дербентские армяне, а также их соотечественники из других регионов раз в год приезжали на поклонение к часовне святого Григориса, написал в «Истории Дербента» 1906 года Евгений Козубский, который, будучи секретарем Дагестанского статистического комитета и талантливым краеведом по призванию, глубоко изучал историю Дагестанской области[22].  

Как отмечает Муртазали Гаджиев, это место было одним из самых почитаемых среди армян всего Восточного Кавказа вплоть до 20-х годов ХХ века[23].

Таким образом, место мученической гибели Св. Григориса находится на территории современной Республики Дагестан, южнее Дербента и Белиджи, у села Нюгди (Мола-Халил).

Макар Бархударян, посетивший этот район в конце XIX века, в своей книге «Страна Алуанк и ее соседи» оставил описание часовни св. Григориса: «На месте старой часовни, построенной на месте мученичества, какая-та благочестивая и досточтимая госпожа построила от основания красивую и великолепную часовню из чисто тесаных камней и известкового раствора, кровлю которой покрыли толстым и покрытым зеленой краской железом. Часовня имеет маленький, но красивый алтарь, две ниши в его стене, освященный престол и камень для него, благовидную виму[24], отделенные железными решетками клиросы и пять окон. Окна, восточное и западное, прорезаны в монолитном камне и имеют крестообразную форму, а два южных и одно северное - узкие и длинные. Маленькая элегантная хрустальная люстра висит посередине, между молельным залом и предалтарной частью»[25].

5Примечательно, что и мусульмане чтили это место как святыню, иначе вряд ли в наши дни мы могли бы увидеть храм-часовню и ощутить величие истории святого Григориса. Жители села Нюгди не разрушили памятник, наоборот, они почитали его. Это подтверждает и такой факт: один из местных жителей хранил у себя в доме плиту с непонятной ему надписью на армянском языке, он завещал сыну, нашему современнику, отдать, когда придет время этот камень «хозяевам». Сегодня надпись на камне расшифрована, и он находится в часовне. Надпись гласит: «Я, госпожа Елизавета Кочкачянц, реставрировала церковь в память о себе и своей семье. Господи, помни нас, когда закончатся слова, и будет царствовать дело. 1879 г.».  Кочкачянц (Кочкачевы) – армянский род кизлярских купцов, на средства Сергея Кочкачева строилась армянская церковь в городе Дербенте[26].

    Совершенно уникальный снимок часовни св. Григориса, датируемый 1899 годом, сегодня стал доступен нам благодаря проживающему в Ереване потомку дербентских армян Артуру Паповяну. На снимке мы видим на фоне часовни группу армян, среди которых - впереди справа дед А. Паповяна Айрапет Мелкумович Бек-Нерсесов (стреляет в воздух из пистолета). На снимке заметно, что над входом в часовню имеется табличка. Вероятно, эта табличка Елизаветы Кочкачянц.

        Современный облик памятник храм-часовня св. Григориса приобрел в 1916 году. Длина часовни 17 м, ширина 12 м, высота с куполом около 18 м. На каждой стене сделаны углубления в виде прямых треугольных призм, которые вверху завершаются пятью расходящимися линиями. С четырех сторон в стенах под крышей имеются отверстия в форме креста.

http://ubuntuone.com/p/hei/ 3

4    Над одним из входов в часовню сохранилась надпись на армянском языке: «Храм построен на месте мученичества св. Григориса, внука отца нашего Григория Просветителя, отреставрирован на средства родных братьев Ванецянц, Григора и Лазаря Петросовичей, в год  Господень 1916, по армянскому летоисчислению 1365».

Ванецянц (Ванецовы) – еще один богатейший армянский купеческий род, обосновавшийся в Астрахани, имевший предприятия в Дербенте и Петровске. Один из братьев Ванецовых, которые в 1916 году финансировали возведение новой часовни,  Григорий Петрович Ванецов (1863-1928), волею судьбы закончил свою жизнь в Берлине, и был похоронен на русском кладбище «погост Тегель». На сайте некрополя сообщается, что он был совладелем товарищества «Ванецовы и Маиловы», которому принадлежали сельдяной промысел на реке Гюльгерычай, а также рыбные промыслы на реке Рубас, имевшие годовой оборот в 1,1 млн. рублей, председателем правления общества «Терская нефть», членом правления Общества Суражских бумажных и картонных фабрик, членом правления Нижегородского акционерного пароходного общества «Хива» и рыбопромышленного общества «Рыбак»[27].

       В советский период часовня была признана памятником истории, но внутри церкви многие десятилетия государственного атеизма царило запустение.

   Замысел о необходимости современной реставрации возник, когда после падения атеистической власти люди стали возвращаться к вере своих предков. Последние несколько лет (с 2004 года) работы по восстановлению святыни возглавил председатель дагестанского регионального отделения «Союза армян России» и лидер армянской общины Дербента Виктор Данилян при поддержке местных властей и группы единомышленников. Стены, крыша и купол часовни были укреплены, восстановлены двери и окна. Местные жители указали, в каком месте реки находятся затопленные неизвестно кем ворота часовни. В реке же были найдены камень алтаря и другие каменные атрибуты собора. Администрация села и его жители оказывают помощь в восстановлении храма.

Радует, что в этом благородном деле принимают участие не только армяне, но и люди, исповедующие другие религии, что свидетельствует о мире и согласии, царящих в отношениях между народами Дагестана.

P6140084 IMG_4189

Возродилась традиция, по которой армянская община Дербента и армянские семьи из других местностей ежегодно приезжают к часовне поклониться св. Григорису в конце августа (в советское время поклониться святому приходили лишь отдельные семьи дербентских армян). В 2009-2013 годах в день поклонения св. Григорису в Нюгди собирались армянские семьи из Дербента, Махачкалы, Кизляра, села Карабаглы Кизлярского района, Кисловодска, Пятигорска, а также из Москвы, Санкт-Петербурга и Нагорного Карабаха. По приглашению организаторов - лидеров армянской общины Дербента в мероприятии принимают участие руководители города Дербента и Дербентского района, представители русской православной церкви, мусульманской и иудейской общин Дербента. В 2008 году вышел документальный фильм «Дорога к храму» (ГТРК «Дагестан», авторы: Карен Арзуманов и Гуллера Камилова), посвященный истории св. Григориса и возрождению его часовни у села Нюгди в контексте истории армянского этноса в Дагестане.

К августу 2011 года храм значительно преобразился. Внутри была  полностью закончена отделка стен, устроен каменный пол и алтарное возвышение, изготовлен купольный крест, местный художник – Мелик-Мамед Агабалаев, консультируясь с духовным наставником армян Дагестана Тер-Саргисом, написал в армянском религиозном стиле четыре храмовые иконы. 20 августа 2011 года Главой епархии Юга России Армянской Апостольской церкви, епископом Мовсесом Мовсесяном проведен обряд помазания восстановленного купольного креста и икон.

Поклонение святому Григорису в Нюгди – это не только религиозный ритуал, переживший века, но и событие, объединяющее местных армян, которое позволяет им ощутить себя единым народом, достойно живущим на земле Дагестана в дружбе и согласии со всеми его народами. В истории Дагестана немало примеров, когда армяне защищали этот край бок о бок со всеми его жителями, трудились и продолжают трудиться на благо Дагестана.


Приложение.

map3

 
 

 



[1] Страбон. География. Кн. IV. М.,1994. С. 476.

[2] Армянская география VII века. Азия. СПб., 1877. С. 37.

[3] Святой Григорий Просветитель (Григор Лусаворич) (239-325) – первый католикос Армянской Апостольской церкви, происходил из одной из ветвей парфянского царского дома Аршакидов. Святой Григорий вместе с Трдатом руководили и участвовали в строительстве первого христианского храма в г. Вагаршапате.  Почитается как святой в Русской Православной (как Григорий Армянский) и Римской Католической церквях. По имени святого Григория армянскую церковь в России принято называть «григорианской».

[4] Хоренаци Мовсес. История Армении. Книга 3. «Заключение истории нашего отечества». Ереван: Айастан, 1990.

[5] Там же.

[6] Каланкатуаци М. История страны Алуанк. Гл. XIV. Ереван: Матенадаран, 1984.

[7] Бузанд Ф. История Армении. Гл.VI. // URL: http://www.vehi.net/istoriya/armenia/buzand/03.html

[8]В церковной истории святой пророк Захария – отец Иоанна Крестителя; святой великомученик Пантелеймон почитается как целитель телесных болезней.

[9] Мкртчян Б. Дорога к древним Храмам//Планета диаспор.2000. 15 июня.

[10] Ханбабаев  К.М. Христианство в Дагестане в IV-XII вв. (начальный этап распространения)// Собрание трудов. Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИСПИ РАН. 2004. Вып. 20.

[11] Джалалянц С. Путешествие по Великой Армении. Ч. 2. Тифлис, 1858. С. 419 (на арм. яз.).

[12] Гаджиев В.Г., Григорян В. Дагестан в армянской дореволюционной литературе. Ростом-бек Ерзинкян о Стране гор// Историография истории Дагестана досоветского периода. Сборник статей. Махачкала, 1986. С. 114-132.

[13] Отрывки путешествий Ростом-бека Ахпатского по Дагестану. Гора Абасова и часовня святого Григориса// Мегу Айастани. 1859. № 1. С. 3.

[14] Армянское кладбище у села Белиджи// Там же.

[15] Еремян С.Т. Сюния и оборона Сасанидами кавказских проходов// Известия Академии наук Армянского филиала  АН СССР. 1941. № 7. С.36.

[16] Баладзори Книга завоевания стран. Баку, 1927. С. 6-7.

[17] Бархударян С. Г. Страницы из истории Арцаха и армяно-албанских отношений. Ереван: Изд-во Нац. Академии Наук Армении, 2010.

[18]Признанный Россией  с 1773 года «архиепископ русских армян», позднее получил от императора Павла I титул князя Аргутинского-Долгорукова.

[19] Армяно-русские отношения в XVIII веке. 1760-1800. Сб. документов. Т. 4. Ереван, 1990. Док. № 297. С. 434.

[20] Акопян В. З. Карабаглы. Страницы истории. Ростов-на-Дону, 2002.

[21] Махмудова З.У. Дербенд в XIX – начале XX века: этническая мозаичность города на «вечном перекрестке». – М., 2006. С.65.

[22] Козубский Е. И. История Дербента. Темир-Хан-Шура, 1906.

[23] Гаджиев М.С. Блеф о святом Григории, или Христос – сын Тенггри-хана // Этническая история тюркских народов Сибири и сопредельных регионов. Омск, 1998. С. 132.

[24] Вима – центральная часть алтаря в христианском храме.

[25] Бархударян М. Страна Алуанк и ее соседи. Тифлис, 1893. С. 106. (на арм. языке).

[26] Козубский Е. И. Указ.соч.